Вторник, 17.10.2017, 12:18

МИР ПРОФЕССИЙ профориентационный кабинет

Категории раздела
Мини-чат
200
Наш опрос
ты определился с выбором профессии

Всего ответов: 17
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Мифы о профессиональном самоопределении подростка
Мифы о профессиональном самоопределении подростка

Миф – это не только некая установка, обладающая огромной силой воздействия на человека, это – защитный механизм, который спасает человеческое сознание от неизбежного «шока», возникающего при попытке осмыслить неординарную проблему. Но «защитный» механизм не всегда выполняет свою функцию. Мифы о профессиональном самоопределении помогают человеку снять с себя ответственность за совершаемый выбор, переложив ее на других.
Миф №1. «Большинство школьников может самостоятельно выбрать профессию в зависимости от своих склонностей»
В силу своих возрастных особенностей подросток пытается заменить школьные ценности и авторитеты на другие. Однако выработать собственное представление о возможном профессиональном будущем ему, как правило, сложно, ведь школа учила его жить в искусственном мире, который замкнут сам на себе, где все известно наперед и определено расписаниями и учебными планами. А реальная жизнь, которая начинается за порогом школы, сплошь состоит из непредсказуемых вещей, имеет совершенно иную масштабность.
Следствием этого мифа являются искаженные представления о том, в какой мере нынешний подросток способен ощущать себя взрослым (или взрослеющим) человеком, способным стать субъектом выбора своего образовательного и профессионального маршрута.
На деле значительная часть подростков испытывает страх перед необходимостью принятия соответствующих решений. Школа приучает растущего человека к стабильной боязни вырабатывать и высказывать собственную позицию, опираться на собственное размышление. В результате современный российский школьник отличается удивительным инфантилизмом, зависимостью от чужого мнения, чужой воли.
Миф №2. «Родители ответственны за выбор жизненного пути своего ребенка»
Психологи часто говорят о феномене «программирования» родителями своих детей на цели, которых сами они не достигли в своей жизни, но считают их «правильными» и достойными. Особенно это становится заметным к выпускным классам, когда большинство родителей стереотипно ориентируют своих детей на продолжение образования в вузе.
Профиль выбираемого вуза весьма часто соотносится родителями не с реальными способностями и интересами подростка, а с его достижениями в изучении «основ наук», с победами на предметных олимпиадах. Поэтому единственный шанс сделать школу культуросообразной – это признать за детьми (а не за родителями) право собственного заказа на образование и перестать делать из права на образование обязанность. В ряду образовательных услуг найдется место и заказу на поддержку при проектировании послешкольного маршрута.
Миф №3. «Профессиональный выбор зависит от успехов в изучении школьных предметов»
Подростки, успешные в изучении школьных предметов, расплачиваются за свой успех вечной гонкой за подтверждение своего лидерства, обидами и разочарованиями. К тому же, традиционная школьная жизнь устроена так, что в ней более успешными чаще оказываются девочки, а не мальчики. И одним из истоков мужской подростковой агрессивности является именно «девочковая» ориентация на понимание успешности.
Идеал единого, универсального, предсказуемого знания невольно переносится и на профориентационную проблему: я заранее знаю, каким должно быть мое образование, моя профессия (и даже моя «семейная карьера»). В действительности же, подготовиться к ситуациям профессионального самоопределения означает, прежде всего, быть открытым самым широким возможностям, признать, что ты многого не знаешь и со многим не знаком, но в то же время быть готовым преодолеть это незнание. Иными словами, человеку далеко надо не всегда надо много знать, но всегда надо уметь построить свою собственную жизнь.
Школа должна формировать у подростков принципиальную способность осваивать любые компетентности, с которыми придется встретиться в жизни. А также способность остаться субъектом собственного выбора. Формирование такого рода гибкости требует вовсе не углубления в изучении школьных предметов (оно необходимо для нескольких процентов старшеклассников), а развития широты мышления, пластичности, интуиции и множества других качеств с использованием возможностей профильной старшей школы.
Миф №4. «Учитель призван помочь ученику с профессиональным самоопределением»
В течение нескольких десятилетий в школе предпринимаются попытки преподавания учебных курсов, объединяющих диагностико-консультационные ресурсы специалистов в области психологии профессионального самоопределения и возможности педагогов. Часто эти курсы преподают учителя трудового обучения (сейчас этот предмет называется «Технология») или школьные психологи.
Несомненно, среди педагогов были, есть и будут те, кто может помочь подросткам в решении профориентационных проблем. Однако каково их число по отношению к общему числу педагогов? Значительная часть учителей даже не хочет обсуждать проблему профориентации как чуждую и находящуюся вне их компетенции.
Миф №5. «Школьные психологи помогают подросткам выбрать профессию»
В крупных городах в школах и на межшкольном уровне работают психологи и целые психологические службы. Однако оказать полноценную консультативную помощь подростку можно только в том случае, если на нее есть запрос со стороны самого подростка. Формирование такого запроса – особая задача, для решения которой необходимо системное психологическое-сопровождение выбора профессии задолго до выпускных экзаменов, так как у подростков часто нет ни понимания ценности совершаемого выбора, ни потребности в его совершении.
Очень часто работа психолога, связанная с профессиональной ориентацией, ведется поверхностно и формально из-за стремления «охватить» для отчетности как можно большее количество подростков и представить «понятные» и «желательные» для администрации рекомендации.
Миф №6. «Чтобы стать востребованным специалистом, достаточно закончить вуз или техникум»
В настоящее время в среде работодателей сформировалась традиция «не доверять» учебным заведениям профобразования. Решающую роль стало играть «доучивание» непосредственно на рабочем месте. При крупных предприятиях и фирмах появляются свои университеты. При этом в стране продолжается переучивание специалистов с высшим образованием в зависимости не только от текущих, но и будущих потребностей экономики страны.
Самые лучшие кадры по-прежнему забираются так называемой «новой экономикой» и крупным бизнесом. Предприятия нанимают работников с высшим образованием даже на вполне рядовые должности вместо того, чтобы находить выпускников специализированных профессиональных училищ и техникумов.
В чем причина такой ситуации? В несовершенстве программ обучения в вузах и техникумах и сильнейшей деформации системы начального профессионального образования, которая пытается научить профессии и одновременно дать возможность получения полного среднего образования.
Для зарубежных образовательных систем, в отличие от наших, свойственны необязательные, но, тем не менее, массовые формы образования молодежи в возрасте с 15-16 до 19-20 лет. Это колледжи в США, лицеи во Франции, старшая средняя школа в Китае. Они, по сути дела, представляют собой продолжение общего образования — с выбором направления, но не узкой специальности. У нас же программы вузов и техникумов включают до 30% предметов общеобразовательного цикла, продолжительность обучения при этом дольше на 1-1,5 года, чем на Западе. В результате качество подготовки выпускников большинства наших профессиональных училищ работодателей категорически не устраивает, а с другой стороны, возникает феномен «псевдообразования». У него есть два вида. Первый – имитация образования, когда имеет место обман «покупателя» образовательной услуги. Второй вид – псевдообразование по взаимному согласию сторон. К нему относится повсеместно распространившаяся практика «покупки» экзаменов, курсовых и дипломных работ.
Миф №7. «Система отношений на рынке труда принципиально не меняется»
На доиндустриальном этапе огромная роль в решении вопроса «Кем быть?» принадлежала сословной принадлежности и семейной традиции. Большинство людей не обременяли себя размышлениями о выборе вида деятельности – в этом просто не было необходимости. Скорее им приходилось думать о том, как спастись от голода и болезней. В течение трех минувших веков, на индустриальном этапе развития цивилизации, произошло тотальное подчинение участников рынка труда служению техническому прогрессу, а технократическое общество неизбежно порождало людей-«винтиков», независимо от того, рядовой это работник или менеджер. На постиндустриальном этапе самым ценным товаром стала информация.
В последние годы появился новый феномен: ряд работодателей скорее перестроят профиль деятельности своей фирмы под «успешных» работников, чем будут искать «походящих» под свое прежнее направление. Работник все чаще выступает на рынке труда как самостоятельная фигура, свободно распоряжающаяся своим главным капиталом – собственной квалификацией. Очень часто человек, потерявший работу, но активно ее ищущий, спустя некоторое время устраивается на новую, более интересную и прибыльную. На вышеописанный экономический образ рынка труда часто и ориентируются наши соотечественники.
В далеком 1970 году в одной из самых известных книг о постиндустриализме «Future shock» Элвин Тоффлер (американский футуролог и социолог, лауреат Нобелевской премии) писал: «На наших глазах возникает новый тип человека – человек, который, несмотря на свои многочисленные контакты, в сущности, не присоединяется ни к какой организации. Он хочет использовать свои навыки и творческую энергию, чтобы решать проблемы, используя оборудование организации, находясь внутри временных объединений, созданных ею. Но он делает это лишь постольку, поскольку проблемы интересуют его лично. Он имеет обязательства по отношению к своей собственной карьере, к своему собственному чувству самоудовлетворения».
В контексте профессиональной ориентации наших соотечественников этот вопрос приобретает особую остроту – как рассматривать наше общество и наш рынок труда – как постиндустриальный, информационный, или все же нет? Стоит ли расценивать всерьез то, что многие нынешние подростки, пусть в мечтах, но видят себя работающими за границей (и, возможно, они на самом деле будут там работать). А в нашей стране, рядом с нашими соотечественниками будут работать граждане иностранных государств…
Миф №8. «Полученная специальность определяет профессию»
Еще 20-30 лет назад все, что было связано с профессией, в гораздо большей мере, нежели сейчас, описывалось профессиограммами – характеристиками различных видов профессиональной деятельности, сделанными по определенной схеме и для решения определенных задач.
В настоящее время вряд ли кто из специалистов возьмется с большой долей определенности утверждать, что тот или иной вид социально востребованной деятельности можно назвать профессией. И если, например, в медицине можно говорить хоть о какой-то устойчивости профессий, то, например, в бурно развивающейся области информационных технологий это практически невозможно.
А как определить, кем является, например, фрилансер? Часто так называют человека, выполняющего какую-либо работу удалённо (используя телекоммуникации) и появляющегося перед руководителем лично только по мере необходимости.
Полученная в учебном заведении профессионального образования специальность сейчас достаточно часто не привязывает человека к определенной профессии. По данным статистики, до 80% людей работают не по специальности, указанной в дипломе.
Сегодня большой редкостью является желание подростка участвовать в процессах, связанных с развитием отечественного реального сектора экономики. Не востребована у подростков и сфера услуг. Например, упоминание профессиональной деятельности сантехника традиционно вызывает в классе смех. Но вот в Канаде человека не возьмут на работу сантехником, если он не пройдет сертификацию и не получит специальную лицензию.
Раз в два года сантехник обязан пройти краткосрочное обучение, подтвердить квалификацию и только после этого сдать экзамен на право заниматься сантехническими работами. Соответственно, такому сантехнику будут свойственны позитивный имидж, уважение клиентов, профессиональная востребованность и финансовое благополучие.
Можно ли говорить о том, что подросток сейчас в старших классах имеет возможность выбирать именно профессию? Если понимать слово «профессия» очень широко, то можно. Но более корректно говорить о выборе «образа жизни», места продолжения образования.
Приблизиться к осознанию этих мифов, выработать свою позицию по отношению к ним – означает сделать шаг к тому, чтобы организовать отношения с трудовой и профессиональной культурой как диалогические и партнерские.
С полной версией статьи можно ознакомиться на сайте Педсовет.org

 
Категория: Мои статьи | Добавил: ирина_туриченко (12.09.2010)
Просмотров: 1963 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]